История Dolce & Gabbana

Доменико Дольче (Domenico Dolce) и Стефано Габбана (Stefano Gabbana) сделали из своих фамилий знаменитую и легко узнаваемую во всем мире марку.  В 1982 году этих двоих, тогда еще мало кому известных даже в модном Милане дизайнеров, Фортуна свела в одном ателье. Через восемь лет они одели Стинга, а еще через три – Мадонну. Их не редко путают, кто-то считает, что они братья, а для профанов — это вообще один человек. И, тем не менее, это два абсолютно разных человека. Dolce&Gabbana — это мечта: люксовый бренд неотразимого обаяния, отличающийся высочайшим качеством изготовления и стилистической оригинальностью изделий. Dolce&Gabbana развивается с годами, всегда оставаясь при этом самим собой: неповторимым и вневременным стилем, выражением нестандартной роскоши, сезон за сезоном представляющим самые инновационные решения с неизменно сильным отпечатком культурных традиций Средиземноморья. Это сочетание противоположных и одновременно дополняющих друг друга характеристик и является самой его сутью. Клиентура DG состоит из мужчин и женщин, которые живут интенсивной жизнью, любят отличаться от других людей и видят в своей одежде способ выражения собственной личности и своего стиля жизни.
Есть слова, которые в сознании людей неразлучны. Земля и воздух. Инь и янь. Dolce & Gabbana. Абсолютно разные модельеры, которые по-настоящему сумели раскрыть свой талант, работая вместе.




В судьбе каждого человека случаются встречи, которые кардинально меняют всю его жизнь, делят ее на «до» и «после». Таким событием для Доменико Дольче и Стефано Габбана стал день, когда они впервые увидели друг друга. Юноши не были похожи, у них было разное мировосприятия, разные характер и темперамент. Единственное, что их объединяло — мечта: обоих с раннего детства прельщала профессия дизайнера.

Старший участник модного дуэта — Доменико — появился на свет 13 августа 1958 года в Палермо (Сицилия), в семье управляющего маленькой швейной фабрики.  Впрочем, «управляющего» — слишком громкое слово для этого мини-предприятия, поскольку жила семья Доменико Дольче очень и очень скромно. Как отмечают биографы будущего кутюрье, его мать (управляющая магазином нижнего белья) дома даже донашивала старые вещи отца. В общем, счастливого детства с множеством игрушек и большим количеством вещей у будущей звезды мировых столиц мод не было.
Сицилия – мать не только мафиозных кланов, но и сохранившихся здесь и поныне консерваторских традиций. По сей день здесь можно встретить женщин в «глухих» черных платьях, да и вообще всяк попавший сюда извне (иностранец или житель материковой части Италии) может посчитать, что попал в век этак в восемнадцатый. Одна из традиций, которая существует здесь испокон веков и не дает исчезнуть с лица земли местной мафии, — наследование бизнеса в обязательном порядке.

Ввиду этого уже к шести годам юный сицилиец уже вовсю работал на производстве отца и проявил к швейному делу недюжинный талант. Даже в таком юном возрасте, когда сверстники Доменико еще и нитку в руках ни разу не держали, он легко мог пришить рукав к пиджаку и делал это настолько легко и профессионально, что его даже прозвали «Моцартом» швейного дела.
Любимым хобби мальчика был пошив миниатюрных платьев и костюмов.
В общем, всё шло согласно планам отца и к совершеннолетию ребенок бы унаследовал его бизнес. Но планы родителей не сбылись, вернее, сбылись согласно поговорке «Всё будет хорошо, но не сразу». Закончив школу, юноша неожиданно для членов семьи поступил в университет. Впрочем, идея оказалась не самой удачной. Университет показался ему скучным, и Доменико бросил его, проучившись всего около года. Юноша поступил в художественную школу, окончив которую, отправился на поиски счастья в столицу страны.

Сказать, что Доменико и Стефано схожи по характеру, внешности или схожи их судьбы, было бы в корне ошибочно. Стефано Габбана (Венетиан) родился в ноябре 1962 года в Северной Италии и особо не бедствовал. Семья, в которой вырос внебрачный сын одного из богатейших стилистов итальянской столицы, материального недостатка не испытывала.
Карманных денег, получаемых от родителей, ему вполне хватало на новую одежду от «Фиоруччи» (довольно недешевая итальянская фирма, выпускающая модную, яркую, броскую одежду, очень популярную среди местной молодежи). Юноша, любивший тратить деньги на одежду, и представить себе не мог (как он сам сказал, будучи всемирно известным), что станет производить одежду сам.
Назвать его «маэстро иголки» в юношеском возрасте было бы смешным. Стефано любил рисовать и вырос «с карандашом в руках». Отучившись в художественном колледже на специальность «креативного директора», Стефано также отправился в Милан в поисках счастья. Как видим, сделал он это не зря.

Именно в Милане в 1982 году судьба свела этих молодых и пока еще неизвестных дизайнеров. Они начали собственное дело с нуля. Поначалу порой не хватало денег даже на еду, приходилось каждый день впихивать в себя рисовую кашу. Абсолютно разные — экспрессивный Габбана и сдержанный Дольче — единомышленники в отношении моды и стиля. Они сделали свое дело успешным меньше чем за десять лет. Их творчество — это постоянный поиск идеальной женщины.



Через 4 года они демонстрируют миру свою первую коллекцию — «Real Woman». Это название стало ключом к пониманию всего творчества Доменико и Стефано, ведь главной их целью было создать образ истинной женщины, которая бы стала своеобразным протестом скучной и асексуальной моде 80-х.

В 1989 году они представляют первую коллекцию купальных костюмов и белья.

А в 1990 году мир увидел первую мужскую коллекцию от Dolce&Gabbana. Немного погодя их клиенткой становится сама Мадонна. Список знаменитых поклонников молодых кутюрье непрерывно пополняется новыми именами, такими, как Деми Мур, Николь Кидман, Гвинет Пэлтроу, Тина Тернер. Сфера деятельности дизайнеров так же значительно расширяется: фирменный знак D&G постепенно появляется не только на одежде, но и на аксессуарах, нижнем белье и духах. В 1994 году Доменико и Стефано создают стиль «мафиози» 30-х годов, и тысячи мужчин по всей Земле начинают носить костюмы в полоску и белые рубашки.


1995 год — еще одна сенсация, от которой мир пришел в восторг, — стиль lady-like. Элегантные костюмы с рукавом в три четверти, туфли с острыми носами и миниатюрные сумочки быстро вытеснили грубый аляповатый гранж. Шестнадцатилетние девочки надели шерстяные костюмы, сменили солдатские ботинки на остроносые лодочки, рюкзаки — на крошечные сумочки в стиле Грейс Келли. Спустя два года публика с удивлением созерцает моделей, прогуливающихся по подиуму в рясах, а в 1998 Дольче и Габбана шокируют клиентов образом кибер-женщины.

Они любят эпатировать зрителей. Им хватает смелости комбинировать ткани в стиле барокко с пластиком, а мужские ткани с кружевами. Эклектика в исполнение Dolce&Gabbana всегда становится шедевром. Они придумывают самые невероятные образы, всегда поражающие своей новизной. Но есть деталь, которая неизменно присутствует во всех коллекциях Dolce&Gabbana — это демонстрация красоты человеческого тела. Полупрозрачные ткани, корсеты, плотно обтягивающие фигуру юбки и топы делают все образы D&G крайне соблазнительными. «Но вы никогда не увидите в наших коллекциях обнаженную грудь или что-то в этом роде, — говорят кутюрье. — Женское тело не должно выглядеть доступным». Они всегда лишь слегка приоткрывают завесу тайны, но никогда не позволяют нам полностью разгадать загадку.

Несмотря на то, что марка D&G появилась относительно недавно, она успела обрасти линиями аксессуаров, парфюма, коллекциями для детей, тем самым нижним бельем и даже дизайнерским Citroen С3 Limited Edition.

Сегодня компания готовит около тринадцати коллекций в год. И это не только мужская и женская одежда, но и духи, аксессуары, очки, украшения. Итальянская, западноевропейская и американская молодежь закупает изделия фирмы на 320 миллионов долларов в год.

«D&G» — это не только совместное дело и общая вилла. Это еще и шестнадцать лет совместной жизни. Кстати, о вилле. Например, можно увидеть настоящие мраморные колонны, шкафы из ореха, гардины из белого шелка, а обитые шкурой кресла чем-то напоминают о настоящих животных. Стены высотой 280 метров обклеены обоями под леопарда. Есть у модельеров особое место, где создаются творческие модели. Это территория бывшего склада, приспособленная под демонстрационный зал и мастерскую. Здесь Дольче и Габбана работают по субботам и воскресеньям, по праздникам. Здесь же они устраивают показы своих моделей, в этом им помогают приятельницы, выступающие в роли манекенщиц. Однако, как говорят сами модельеры, они не собираются всю жизнь заниматься модой: «Лет через десять мы все бросим, поселимся за границей и усыновим детей, чего не можем сделать по итальянскому закону». Но все это еще будет, а пока значок D&G продолжает покорять ценителей моды.






Женщина Dolce & Gabbana — космпополитка, объездившая весь мир, но не забывшая о своих корнях; это сильная женщина, которая нравится самой себе и знает, что нравится другим.

Женщина, которая может носить очень сексуальный корсет или бюстгальтер, не скрываемые прозрачной тканью надетых поверх них блузки или платья, или, в резком контрасте с ними, самые, что ни на есть мужские костюмы с галстуком и белой рубашкой, а то даже мужскую майку; но при этом она всегда в обуви на высоких каблуках, делающих ее походку чрезвычайно женственной и сексуальной; она может быть менеджером, женой, матерью, любовницей, но всегда остается женщиной до глубины души.

То же самое можно сказать и о мужчине

Мужчина Dolce&Gabbana — немного гедонист, одевается для себя самого и очень внимателен к деталям.
Он любит все то, что освобождает его от подчинения заранее составленным схемам, он свободен и успешен. Он может явиться в офис, как в безупречном костюме, так и в рваных джинсах и блейзере, потому что он диктует правила, а не подчиняется им.

Вот почему имена этих модельеров всегда на слуху: за них говорят созданные ими коллекции, а их неповторимый стиль отправляет четкие послания на всегда одинаковом но, парадоксальным образом, всегда разном языке, постоянно эволюционирующем и понятном во всем мире.


Dolce&Gabbana состоит из мужчин и женщин, которые живут интенсивной жизнью, любят отличаться от других людей и видят в своей одежде способ выражения собственной личности и своего стиля жизни.

Вторая линия D&G — для молодежи.

Вторая линия D&G — это ирония, марка, вдохновленная улицей, музыкой и всем тем, что связано с современностью; в ней воплощается индивидуальный стиль, не признающий формальных рамок и заранее установленных схем. Мода D&G является утверждением свободы и наиболее подлинным и законченным выражением самой столичной современности, переработанной и представленной в нарушающем традиционные каноны и неформальном виде. D&G особо ценима любителями нового; теми, кто сам задает новые тенденции, и всеми теми, кто стремится к свободному, ироничному и не признающему авторитетов стилю.

Вклад в Pop-культуру

В 2005 в сотрудничестве с Motorola Dolce & Gabbana выпустили ограниченную серию (1000 штук) телефонов RAZR V3i. Эта линия доступна исключительно через бутики Dolce & Gabbana. В июне 2006, была представлена другая версия Motorola RAZR V3i в золотом и серебряном исполнениях. В отличие от первого выпуска, это не limited edition серия и доступна в розничных точках продаж по всему миру.

Имя Dolce & Gabbana звучит в музыкальной композиции «My Humps» популярной группы Black Eyed Peas, и в знаменитой «P.I.M.P.» хип-хоп исполнителя 50 Cent. Kelis также упоминала Дольче и Габбана в песне «Daddy» из ее альбома «Wanderland».

Не так давно, была опубликована книга, представляющая собой хронологию десятилетней истории развития дома моды Dolce&Gabbana.

Просуществовав два десятилетия, «голубой» союз распался. В свое время Дольче и Стефано заявляли, что хотели бы своих детей. Правда, два «ребенка» в их доме были – лабрадоры (мальчик и девочка), но дизайнерам хотелось большего. Один заявил, что хотел бы, чтобы пара усыновила ребенка, второй же мечтал о ребенке биологическом — «благо, современная наука это позволяет» (как в однополом браке может появиться ребенок биологическим путем, известно, наверное, только D&G, но никак не современной науке).

Их не устраивало, что итальянские законы не позволяют иметь ребенка в однополом браке. Да и матушка Сицилия с ее консерваторскими взглядами, где девственницами хотят до свадьбы, а вдовы берегут верность умершему мужу до конца дне своих, тоже вряд ли сильно радовалась «голубому» пристрастию ее сына Доменико. В общем, пара мечтала о том, чтобы «уехать в другую страну», где они были бы «по-настоящему счастливы» и заведут ребенка.

Судьба распорядилась иначе. С 2004 года союз Дольче и Габбана – лишь деловой, но никак не интимный. «На профессиональном уровне мы вместе, наше сотрудничество — это основа нашей империи, наше взаимопонимание позволяет нам продуктивно работать, а наше прошлое навсегда с нами», — заявил тогда в интервью журналистам Доменико.